Мы вернулись. Скоро будет жарко

Журфак против Сивки

Твоя история репутации: Кубанец — свободная краснодарская энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Журфак против Сивки — военные действия, проходившие с 7 по 13 октября в медиасфере Краснодара.

Суть конфликта[править]

Публикация со встречи[править]

Известный кубанский оппозиционный цепной пёс режима Сергей Сивкин пришёл на встречу студентов журфака с писателями Захаром Прилепиным и Владимиром Бондаренко. Вход был только для студентов журфака, но на встречу проникла пару журналистов.

По итогам встречи Сивка написал репортаж о встрече на Кублог, сдобрив его щедрой порцией сарказма на вентилятор.

Еще будущих журналистов интересовало, смогли ли писатели разгадать для себя тайну русской души. В зале послышался храп. Вот откуда берутся все эти вопросы, актуальные для журнала «Работница»?

Как отметила редакция Кублога:

Автор громкой публикации оформил свой репортаж в виде подборки цитат, нанизанных на иронические заметки о приехавших писателях, преподавателях журфака и студентах факультета.

В ответ кисо обиделось. Кисо очень обиделось и пришло в комментарии:

Ваш репортаж, уважаемый Сергей Сивкин, далек от реальности. Вы виртуозно использовали все приемы низкопробной журналистики — вырвали слова из контекста, вставили свои сверхсубъективные суждения.
Это умнейший человек, и его замечания последовали не потому, что журналистка затронула якобы запретные темы, а потому, что она вела себя как хабалка на рынке.
И прежде чем судить «банальные» и «риторические» вопросы студентов, оцените сперва свой, после его озвучивания не возникло желание крикнуть «Эврика», поверьте.
когда кажется, креститься надо, господин Сивкин.
Ну а насчет Кубани. Я задал вопрос. Потому что это итог, а не днище. Все ваши острые вопросы заколебали, если вам так хочется говорить об идее „абстрактного“ нового мира, можете продвигать её. Только не своими визгами, а внутренним развитием.
Отвратительная статья. Читать было неприятно, Вы многое исказили, передали все не так как было. Задали неинтересные вопросы. К материалу прикрепили фото сделанные на телефон что ли.

Тут, казалось бы, и чёрт с ним. Поговорили и, довольные друг другом, разошлись. Но тут пришли преподаватели журфака.


Преподавательский ответ[править]

Суровый отпор дали давние бойцы кубанского пера юному дилетантишке! Поставили на место зарвавшегося писаку!

Хотя со стороны профессорский спич выглядит несколько вульгарно:

«По поводу этических качеств статьи я ставлю многоточие, потому что каждый имеет право на свой выбор, оценку и идею. А вот за уровень журналистских навыков студента нашего факультета мне стыдно. Этот автор совершенно не понимает, что такое репортаж. Перед нами блогинг. Так обычно девочки пишут в дневники свои впечатления от встреч с мальчиками, и наоборот. Но им-то простительно. А когда человек выносит такое содержание на публичное рассмотрение, становится очень стыдно, что этот человек относит себя к цеху журналистов. Мне искренне жаль автора. Надо учиться. Повторю, что место такому стилю в соцсетях, а не в журналистике. Журналистика – это ремесло, она создает общественное мнение и живет по закону, сформулированному Антуаном де Сент Экзюпери: „Мы в ответе за тех, кого приручили“. Когда мы вбрасываем слова в информационное поле на уровне виртуальной мастурбации, как произошло у этого автора, то позорим саму профессию журналиста».

Вот эту телегу накатал не старый пердун престарелый одряхлевший пенсионер, носивший бревно с Лениным, а заведующий кафедрой электронных СМИ и новых медиа. То есть, вот, понимаете, человек цитирует Экзюпери, пишет про виртуальную мастурбацию, а потом ещё и прибегает к приёму «мне вас жаль» (аргументы кончились, крыть нечем, а почувствовать себя выше других хочется).


Второй заведующий кафедрой тоже не лыком шит.

«Главная беда этой статьи заключается в том, что на масштаб события автор ответил отсутствием собственного масштаба. Встреча с Прилепиным и Бондаренко – статусное событие, которое для журфака и для города означает нечто большее, чем просто встреча с писателями.

Оба автора – опытные бойцы в стане патриотики. Когда автор пишет о них низовым стилем, делая акцент на внешних мелочах и моментах „дизайна“ встречи, он показывает, что не понял смысл и суть события и не знает, кто такие Прилепин и Бондаренко.

Я полагаю, это очень молодой человек, и он привык глобально смеяться в этом мире. Меня не было на встрече, но я был на других встречах с Прилепиным и Бондаренко и могу сказать, что эти люди несут в себе такой информационный и духовный поток, что надо писать об этом, а не о том, куда смотрел Прилепин и что смешного сказал Бондаренко.

Впрочем, на мой взгляд, статья, которая вышла на Кублоге, не заслуживает столь глубокого и объемного, обсуждения. Это эпизод. В рамках сегодняшнего СМИ-пространства могут быть самые разные обсуждения.

Почему так остро на эту публикацию реагирует факультет? Достаточно большие силы были потрачены на то, чтобы позвать сюда героев встречи. Вытащить Бондаренко и Прилепина из Москвы — это непростой сюжет. Прилепин дома бывает несколько дней в месяц, неделями курсирует по городам и странам с выступлениями, он редактор пяти изданий, постоянно пишет книги. И вдруг его сумели впервые за пять лет вытащить сюда. Журфаку, наверное, обидно, что реакция на приезд получилась такой постмодернисткой».

Классическое «на встрече не был, но осуждаю», затем обвинение в том, что автор туповат и не понял Суть™, а в конце «ну мы же старались, хвалите нас за это».


А в конце пришёл сам Прилепин и поимел всё стадо:

«Я читал статью, никаких претензий к ней не имею. Парень упражняется в остроумии, иногда успешно, иногда не очень. Достаточно наблюдателен. Журналист из него может получиться.

Само описание ситуации в статье не вполне адекватно, потому что уровень вопросов на встрече, без лукавства говорю, был более чем замечателен, люди явно понимали, о чем идет речь. Очень продвинутая и начитанная аудитория.

По поводу текста: элемент самовысказывания, желание самовыразиться превалировал над случаем самой встречи. Никаких отрицательных эмоций это у меня не вызвало. Нормально абсолютно. Журналистика имеет право быть таковой, какой она считает быть нужным. Есть журналистика новостийная, колумнистская и так далее. Он работал на стыке жанров и достаточно удачно это делал. Его право. Другие авторы могут написать другой текст о том же событии, в другой интерпретации».


Ответ профессуре[править]

На мастурбацию, жалость и информационный поток Сивка ответил развёрнутым комментарием.


Студенческий позор[править]

Остапа всё несло, над будущими журналистами носились замдеканы и кураторы, требующие написать грозный ответ.

Ответ написали, их получилось целых три, но такого позора должно быть гораздо и гораздо больше, это эталонный баттхёрт.


Панченков Сергей:

После прочтения якобы репортажа «Прилепин и Бондаренко — про героев и политику» г-на Сивкина вспоминаю народную мудрость: если собака лает на вас, вы же не станете на четвереньки и не будете гавкать ей в ответ? Поэтому буду краток и по существу.

Сразу скажу, для второго курса журфака г-н Сивкин пишет о-очень плохо с точки зрения стиля и канонов создания журналистского текста. Повсеместно выпирает эго автора, пренебрежительный тон к товарищам по учёбе и преподавателям. Обычно так общаются задавленные своей неполноценностью люди. А упоминание о чулках наводит на мысль, что г-н Сивкин не знает элементарный основ журналистской этики или презирает её.

Далеко пойдёте, уважаемый! Если Вы так «лестно» отзываетесь о коллективе факультета журналистики КубГУ, как же вам, «патрицию», общаться с нами, «плебсом»?..

Некрасиво, г-н Сивкин, испражняться в миску, из которой ешь. Я уверен, что на факультет могли поступить ребята профессиональнее и культурнее, но в студенты, увы, записали Вас…


Второй текст нужно читать весь: «В обычной жизни нельзя встретиться с самим собой», — рассуждает герой повести Кира Булычева «Поселок». Оказывается, можно. Это ощущение встречи сестер, одинаково прекрасных, великого прошлого русской литературы и ее преемницы — современной прозы, открылось теперь во всей глубине своего смысла и мне, студентке второго курса, факультета журналистики.


И третий тоже: Прежде всего, хочется сказать, что Ваш материал оставил чувство брезгливости, какое бывает, когда вытираешь лужу за нашкодившим щенком.


Потери сторон[править]

Журфак:

  • репутация (было: 0. стало: 0)
  • уважение в профессиональной среди (было: 0. стало: 0)
  • долги студентов (было: 3. стало: 0)


Сивка:

  • ожидается отчисление

Ждём дальнейшего срача!